Рожденная 23 февраля 1918 года
Опубликовано 23 February 2011 17:58:01
23 февраля принято поздравлять представителей сильной половины. Но родину защищают не только мужчины. София Сончилеева - ветеран Великой Отечественной войны и ровесница Красной Армии.

Детство Софии Юсуповны прошло в Ульяновской области.

В татарской деревне, где ее отца-муллу – человека духовного и образованного почитали, как святого. Где детей воспитывали в строгости. Где редкого любителя горячительных напитков дразнили так, что проштрафившийся земляк убегал от позора огородами.

Дочь кулака

Привычный мир для 12-летней девочки рухнул, когда отца пришли раскулачивать и выгнали семью из родного дома, не позволив взять даже запас одежды. Юная София не понимала – за что?! Отца в деревне уважали, а мать учила местную детвору!

Ютились по соседям, тем, кто не побоялся впустить в дом «неугодную» семью. Чтобы прокормиться, девочка и два ее брата собирали колоски, грибы, ягоды. Однажды в лесу чуть не случилась беда: София заметила следящего за ней волка. Сердце почти остановилось, но выручила смекалка. Девочка вспомнила наставления взрослых – принялась колотить палкой по ведру и спугнула зверя.

На ноги помогла встать старшая сестра - учительница. Забрала девушку в Елабугу, куда сама с семьей попала по распределению после учебы в Казани. София приехала с горящими глазами и желанием учиться. С профессией определилась без труда. Да и как иначе, если в городе один институт – педагогический? Но учительская карьера едва не закончилась еще на рабфаке. Кто-то донес, что девушка - дочь муллы, да еще раскулаченного. По тем временам – страшное клеймо. В учебном заведении созвали собрание, громогласно обсудили дочь «кулака», но все-таки позволили ей остаться. Позже преподносила «сюрпризы» и фамилия. В Ульяновской области когда-то жили фабриканты Сончилеевы, и Софии приходилось доказывать, что это не ее родня.

Пешая бесконечность

В институте Сончилеева успела отучиться только год. А дальше жизнь страны стала подчиняться лишь одному слову, безжалостному и беспощадному – война. Вчерашнюю студентку с двумя подругами отправили в Сармановский район на смену настоящим учителям, ушедшим на фронт. Комнатка у хозяйки, голодные дети, голодные взрослые, начало страшного времени. Завершающим штрихов к картине времени стало появление на пороге председателя колхоза, посчитавшего образованных комсомолок идеальными помощницами (!) в обыске. Он предложил проверять возвращающихся с полей женщин, не украли ли те зерно.

Молодые учительницы стояли насмерть.
- Никогда и ни за что не буду в штанах ковыряться! – заявила София ошарашенному председателю. Она понимала, за каждую картофелину могли посадить в тюрьму. Но что было делать женщинам, оставшимся с детьми, которым нечего есть?

В январе 42-го Софию мобилизовали. Сначала была учеба в Воронеже. В первую же ночь вражеская авиация разбомбила многие дома, и молодая женщина, немея от ужаса, смотрела на изуродованные человеческие останки. Потом – Первый Украинский фронт, зенитно-артиллерийский полк. Сончилеева командовала расчетом, состоящим из таких же девчонок, как она сама, превратившихся вдруг в защитниц страны. Их задачей было сообщать батареям координаты немецких самолетов. Своих девушки научились распознавать даже ночью – по звуку мотора.
- Женщинам было труднее мужчин, - вспоминает София Юсуповна. – Бесконечные пешие переходы давались неимоверно тяжело. Страшно стирали ноги, падали по дороге, слезами обливались от боли и бессилия.
За три с лишним года, проведенных на фронте, Сончилеева повидала много ужасных вещей. Теряла боевых друзей и подруг. Отбивала с однополчанами города, а потом вынужденно отступала. Дважды участвовала во взятии Харькова. Еще одно яркое воспоминание – Днепр, в которой ей так и не довелось искупаться. Вода была красной от солдатской крови.

Инспектор, директор, бабушка

С фронта София Сончилеева вернулась в сентябре 45-го с орденом Отечественной войны II степени, орденом Красной звезды, медалью Жукова и многими другими наградами. Она с трепетом хранит военные документы, среди которых демобилизационный листок, к которому сейчас боязно прикасаться - как бы не рассыпался на глазах!

Оказавшись дома, красавица, всегда привлекающая мужское внимание, не спешила устраивать личную жизнь. Доучилась в елабужском институте, поехала в район работать учителем географии. Забрала к себе мать, успевшую овдоветь, и, по-прежнему, живущую под чужими крышами. Заочно окончила педагогический институт в Казани, стала инспектором Министерства просвещения ТАССР, колесила по деревням с бесконечными проверками.

В 60-е годы произошел новый жизненный виток. На смену изматывающим поездкам снова пришла работа в школе – в Казани. Теперь в должности директора. Деятельная натура не позволяла Софии Юсуповне останавливаться ни на миг. Вчера она организовывала школьный музей Габдуллы Тукая, сегодня выбивает квартиры для учителей. При этом сама жила в неблагоустроенной коммуналке, без удобств. Она не просит для себя. Зачем? Считает, достаточно того, что есть. Как ветеран, Сончилеева не получила от государства ничего. Однокомнатная квартирка, в конце концов, досталась ей от министерства просвещения.

На пенсию София Юсуповна вышла рано. Не потому, что устала работать. Школу она любила всегда и с удовольствием общалась с коллегами, продолжавшим ходить к ней за советами. Ей предстояла новая обязанность – забота о маленьких сыновьях племянницы. Та была начальником отдела на заводе, пропадала в командировках. Детям требовалось внимание, а родной бабушки (той самой сестры из Елабуги) уже не было в живых. А у Софии Юсуповны на создание собственной семьи так и не хватило времени. В результате каждый получил родных людей – кто бабушку, кто внуков.

23 февраля 2011 года Софии Сончилеевой исполнилось 93 года. Она уже не выходит из дома, но за новостями по-прежнему следит. Говорит, что гордится датой своего рождения, но еще больше тем, что действительно была защитницей отечества.


«АиФ-Казань»




Copyright © www.sarmanda.ru
Обратно на сайт