Особая служба
Опубликовано 18 November 2010 12:51:15
Ежегодное проведение Министерством внутренних дел РТ акции “Журналист меняет профессию” уже стало доброй традицией. Вот и нынче мы накануне Дня участковых милиции на некоторое время примерили на себя бушлат с капитанскими погонами. Почему накануне Дня участковых? Наверное, потому что эта служба в отделе внутренних дел наиболее близкая к народу или даже, можно сказать, “народная”. В районном отделе внутренних дел она – самая многочисленная и непосредственно взаимодействующая с населением.

На десять деревень – один "Анискин"
Мы с участковым уполномоченным Старокаширского и Новоимяновского сельских поселений Фанисом Аюповым в моросящий дождь мчимся на “Ниве” по осенней дороге. Впрочем, сказать “мчимся”, пожалуй, будет не совсем правильно, потому что Фанис ведет машину аккуратно, неторопясь. А через некоторое время он вообще сбросил скорость: на этом участке, как выяснилось, “гаишники” установили “черный ящик”, а он, как известно, к “слезам” водителей равнодушен: превысил скорость – заплати штраф.

Ну а машина Фаниса не из тех, что подводит. В районный отдел внутренних дел она поступила в 2009 году. Вообще же, таких машин в отделе в распоряжении участковых уполномоченных три: одна – в деревне Петровский Завод, вторая – в Карашай-Саклове, третья – у Фаниса. Впрочем, это далеко не единственное удобство, созданное участковым в последние годы. Для организации работы на соответствующем уровне им очень пригодились и рабочие кабинеты, и средства связи и т.д.

Мы говорим с Фанисом и о нем самом. В отделе он уже трудится много лет. Из них четыре года – участковым уполномоченным на территории Старо-Каширского сельского поселения. А в этом году в его ведение передали и Новоимяновское сельское поселение.
"Ежедневно объезжаю деревни, входящие в территорию этих сельских поселений”, – говорит он. Кроме того, он – старший инспектор, контролирует работу нескольких участковых, работающих в этой части Сарманова, помогает им в работе.

Он – и воспитатель,и ЛТП.
Сначала мы заезжаем в Яхшибаево. Завидев “Ниву” участкового, пожилой мужчина приветствуя, издали помахал ему рукой. Я подумала, что участкового здесь хорошо знают и уважают. Мы стучимся в ворота М., который, по словам участкового, любит выпить. “Мы уж всякое пробовали, но безрезультатно.

Раньше он подрабатывал на ферме, теперь же постоянного места работы у него нет. Правда, вреда от него никому нет, но, все равно, таких нельзя оставлять без внимания”, – говорит Фанис. Действительно, ведь с одиноким человеком может случиться всякое. Раньше, в советские времена, существовали ЛТП (лечебно-трудовые профилактории), где пьющего человека принудительно лечили от пьянства и старались вернуть к нормальной жизни. А сейчас люди, страдающие алкоголизмом, можно сказать, брошены на произвол судьбы. И участковые для них являются своего рода “средством связи” с внешним миром и контролирующим “органом”. А ведь те же самые ЛТП могли бы и сегодня вернуть к труду и полнокровной жизни немало людей.

Житель деревни Старое Каширово Л. еще очень молод. И в том, что он любит выпивать и уже запутался в этой жизни, виноват только он сам. А времена сейчас непростые, и, чтобы оставаться человеком, нужно немало трудиться, и в том числе – над собой, иметь большую силу воли. Фанис сказал ему, что может помочь устроиться на работу, а потом мы вместе попытались объяснить ему, что нужно зарабатывать себе на жизнь. “Вот только нынешняя молодежь никак не хочет идти на малооплачиваемую работу. Они целыми днями пропадают на улице, сидят без денег, но работать за маленькую зарплату не хотят. Если бы они работали, то этих денег хватило бы хотя бы на оплату коммунальных услуг”, – говорит Фанис. А вот Л. изменить свою жизнь совсем еще не поздно. Ведь у него есть хорошие профессии, он – автомеханик и водитель.

"От приглашения на чай откажись!"
Фанис не мог не остановиться рядом с несколькими людьми, стоящими и разговаривающими на улице. Одним их них оказался 29 лет проработавший в этой деревне участковым инспектором, а ныне – пенсионер – Нур-абы Ганиев. Впрочем, его хорошо знают не только сотрудники милиции, но и большинство сармановцев. Вместе с ним мы совершаем некий экскурс в минувшие дни. “Раньше в районе было 5 (сейчас их – около тридцати) участковых. Приходилось ездить и в отдаленные деревни, правда, в те годы мы ездили на лошадях. Порой на поездку в одну деревню уходило по полдня.

В первый год работы в связи со случаем мелкого хулиганства мне пришлось поехать в деревню Старое Мензелябашево, расположенную в 15 километрах от райцентра. Тогда же работал участковый по фамилии Ахмадиев. Перед моим отъездом он сказал: “Когда будешь в Мензелябашеве, тебя пригласят и на чай, и на беляши, но ты не соглашайся!” И я всю жизнь следовал этому совету. На работе был достаточно строг. Ну а молодым хочу сказать: не оставляйте на завтра то, что можете сделать сегодня”, – сказал он. Кстати, тут мне вспомнился произошедший совсем недавно случай. Как-то летом мне пришлось останавливать попутную машину, чтобы съездить в деревню, водителем “попутки” оказалась женщина.

Всю дорогу она рассказывала мне о своих соседях такое, во что даже поверить трудно. “А вы пробовали обращаться в милицию?” – спросила я. “Как не обращаться! Они придут, попьют чай у моей зловредной соседки и никаких мер не принимают”, – сказала она. А я точно знала, что участковый заходил туда, чтобы только оформить протокол. Может быть, об участковом Нуре-абы и не говорили бы, что он пил у кого-то чай, но каждый шаг участкового – на виду у людей, и поэтому не помешает на каждом своем шагу воздерживаться от поступков, способных наложить тень на авторитет участкового.

К нашей беседе присоединилась и супруга Нура-абы Назиба-апа. “Оказывается, вы узнаете машину своего участкового издалека”, – сказала я ей. “Как же не узнать, если эта машина проезжает по нашей улице каждый день”, – говорит Назиба-апа, улыбаясь. Она тоже поделилась своими воспоминаниями. “Женам милиционеров, наверное, приходилось еще тяжелее. Самым тяжелым испытанием для меня было ожидание. Соседи, видя, как я с двумя детьми до темноты сидела у ворот, спрашивали: “Разве Нур еще не вернулся”, – рассказала Назиба-апа и вспомнила один забавный случай.

Однажды Нур-абы возвращался ночью из дальней деревни через лес. И вдруг услышал плач ребенка. Милиционер не мог остаться к этому равнодушным и повернул в ту сторону, откуда доносился плач. Он долго плутал в лесу, но сколько ни искал, ребенка так и не нашел. Оказалось, плач ребенка имитировала кукушка.

Очередная остановка и визит в многодетную семью, взявшую под опеку троих детей, чьи родители были лишены родительских прав. Как они живут, получают ли дети должный уход и воспитание? Как только мы вошли во двор, нас приветливо встретил хозяин дома – отец детей. Мать большого семейства еще не успела вернуться с работы. Мы расспросили хозяина дома о том, как они живут. Фанис поинтересовался, какие у них есть проблемы и не требуется ли им какая-нибудь помощь.

Присматривать за детьми помогает и приехавшая из города бабушка Шамсельбанат. Зайдя в дом, мы убедились, что в этом доме царит дружеская, благополучная обстановка. Малыши занимались рисованием, дети постарше делали домашнее задание. Двое старших детей уже обзавелись семьями и живут отдельно. Появлению в семье новых родных больше всего рада Н. Ну а бабушка Шамсельбанат уже начала вязать носки своим новым внукам, и с восторгом говорит о детях.
Вместе с нами в рейд вышла и помощник начальника отдела внутренних дел по работе с населением Р.Гараева. Она расспросила взрослых о жизни и поведении детей, поинтересовалась их учебой.

За каждым окошком–своя судьба
Мы отправились в обратный путь. За освещенными окнами домов – различные судьбы. Скажем, вот в этом доме живет известная своим усердием и трудолюбием семейная пара. А в другом – некогда привлеченный к суровому наказанию мужчина. Слава богу, на сегодняшний день он работает, женат, воспитывает детей.

Может быть многие этого и не подозревают, но участковый прекрасно знает: кто как живет и чем дышит. Может быть поэтому в относящихся к его участку деревнях не остается ни одного нераскрытого преступления. Скажем, за десять месяцев текущего года на его участке произошло 6 преступлений и все 6 преступлений раскрыты. Преступления не тяжкие , но большинство из них – кражи, совершенные с участием несовершеннолетних. И уже совсем нелицеприятное явление – наличие среди привлеченных к ответственности пожилых людей. В суд направлены дела двух женщин, вступивших в конфликт из-за воды нынешним жарким летом.

А ведь умение прощать друг друга даже в священном Коране считается одним из самых больших благодеяний. Конечно, работа участкового не из легких. И каким бы терпеливым, спокойным и обходительным ни был Фанис, и для него наверное, тоже. Ежедневно нужно контролировать около десяти деревень, каждый дом и каждого жителя, работать с бесчисленным количеством документов, протоколов, заявлений, а помимо этого еще и выходить в ночные рейды. Ну а если на участке произошло какое-нибудь преступление, то о скором возвращении домой даже и думать не приходится. Если в одном известном фильме есть Анискин, то у деревни Старое Каширово есть свой Фанис. И он бессменно обеспечивает безопасность его жителей.






Copyright © www.sarmanda.ru
Обратно на сайт