Путь-дорожка фронтовая...
Опубликовано 03 March 2010 09:37:00
Этот рассказ записан мной со слов отца – ветерана войны и труда Мирсаита Шарафутдинова, проживающего в д. Юлтимерово. Отец после войны работал в колхозе конюхом. Мама, Мугаллима, тоже ветеран труда и тыла. Нынче мои родители готовятся встречать 65-летие Великой Победы, а в ноябре минувшего года они отметили 65-летие совместной жизни.

«Меня и моих сверстников призвали в армию в начале 1943 года: нас погрузили в вагоны и доставили в один из сибирских лагерей. Недалеко от нас проходила монгольская граница. Нас разместили в казармы лагеря, расположенного на одной из станций Читинской области. Это оказался 754-й стрелковый полк. Там нас в течение трех месяцев обучали военному делу. Затем, нас сменила другая группа новобранцев. Наш родственник Халафутдин-абы тоже служили в этом лагере. (Его призвали в самом начале войны, позже на него пришла «похоронка»).

Во время «учебки» в лагере большое внимание уделялось меткой стрельбе из ружья. Я в жизни не держал в руках оружия, но по мере обучения оказался в числе метких стрелков – попадал прямо в центр мишени. Нас водили на различные соревнования, в которых я занимал первые-вторые места.
Через три месяца наш полк отправили на фронт. Нас рассадили по вагонам и через Москву доставили на запад Украины, где в то время шли ожесточенные бои. На передовой меня и еще нескольких метких стрелков вооружили снайперскими винтовками. Остальным же выдали по одной винтовке на двоих. Автоматы были только у опытных солдат, да и то не у всех. Мы шли в бой, и многие гибли. На их место присылали новых солдат.

Освободив большое число деревень, города Полтава и Рауна, дошли до польской границы. Однажды меня, солдата Колесникова и еще одного сержанта вызвал к себе комбат и поручил следующее задание. У границы Польши была топь протяженностью 1-2 километра в длину и ширину. Немцы охраняли ее с обеих сторон. Ночью нужно было перебраться на другую сторону. Там была дорога и мост. По мосту два раза в неделю проезжал немецкий полковник. «Он – исполнитель специальных приказов Гитлера», – сказал о нем комбат. Мы должны были уничтожить его, взорвав его машину. Это было очень важное задание, и оно непременно должно было быть выполнено. Немцы совершенно не ожидали нас со стороны болота, поэтому нам просто было необходимо воспользоваться этим.

Вот только как пройти через болото? А по другому к дороге и близко было не подобраться – немцы крепко держали оборону. Комбат нашел выход: снабдил нас «лыжами». Лыжами оказались две широкие доски. Сержанту выдали бинокль и наган, мне – снайперскую винтовку, Колесникову – автомат и каждому – по гранате. Лишнего не давали. Взяв запас продовольствия на несколько дней, в сумерки направились к болоту. Передвигались по нему, надев «лыжи». В руках – длинные шесты. С каждым шагом проступала вода. Дойдя до середины болота, мы стали проваливаться уже по колено. Но продолжали идти. Немцы то и дело запускали сигнальные ракеты. Хорошо, что их внимание было приковано не к болоту – они наблюдали за линией фронта, а не то заметили бы сразу. К часу ночи мы приблизились к дороге, но выходить прямо к мосту нельзя, в камышах можно было "наследить".

Спрятав лыжи, мы поползли к мосту. Думали, спрячемся под мостом. Но оказалось, что там спрятаться невозможно. Как только забрезжил рассвет, спрятались в густых зарослях кустарника. Дорога хорошо просматривалась с обеих сторон, наблюдали по-очереди. Немецкий офицер должен был проехать по мосту днем: около десяти часов утра – к линии фронта, между пятнадцатью и шестнадцатью часами – в обратном направлении. Вскоре на дороге появились машины. Они везли на фронт немецких солдат и оружие. У нас руки так и чесались отправить их всех в тартарары! Но у нас было другое задание. И нам пришлось терпеливо наблюдать, как мимо проезжали бронемашины и мотоциклисты. Мы же ждали машину немецкого офицера. Прошло уже два дня, у нас закончился запас продовольствия, но сильнее всего мы страдали от отсутствия питьевой воды.

К тому же было очень жарко и нас терзали комары. На третий день, наконец-то, показалась «долгожданная» машина. Ее сопровождали еще две немецкие машины. Мы решили напасть на колонну, когда она поедет обратно. И снова потянулись часы ожидания. Около четырех часов дня машина немецкого офицера с сопровождением буквально вылетела на огромной скорости к мосту, так что мы даже не успели к нему приблизиться. Проехав мост, машины помчались по дороге в нашем направлении. Их нужно было остановить во чтобы то ни стало. Сержант сказал нам: «Приготовьтесь открыть огонь!» – и бросил гранату в машину офицера. Немецкая машина, съехав в противоположный кювет, остановилась.

Офицер, которого мы должны были ликвидировать, выбрался из машины и побежал к роще. А сидевшие в машине немцы открыли по нам огонь. Колесников расстрелял их из автомата. Мы взяли из машины немецкий автомат и побежали за офицером. Он успел уйти довольно далеко. Бежал, отстреливаясь из нагана. В роще среди деревьев в него трудно было попасть. Но вот мы выбежали на поляну. Я нашел для себя удобную позицию и стал прицеливаться. Стрелять по движущейся мишени не легко. Но мне помогла моя стрелковая подготовка, и офицер упал, сраженный моей снайперской пулей. Задерживаться долго было нельзя, выстрелы могли услышать немецкие солдаты. Мы забрали документы немецкого офицера и направились в свою часть. За выполнение этого задания нас наградили медалью «За отвагу».

На войне мне пришлось повидать немало: и в разведку ходил, и ранения получал, и контузии... Однажды даже столкнулись, как говорится, лоб в лоб с группой немецких разведчиков. Я тогда был ранен в руку, лейтенант лишился глаза. Нас обоих отправили в госпиталь. Что стало с остальными, вступившими в бой с немцами, остались ли они живы, я не знаю. А пуля попала мне между двух костей локтевого сгиба и там застряла. Она до сих пор там. Я ходил к врачу, жаловался на мучительные боли. Но он ответил: «Трогать пулю нельзя, можете остаться без руки. Эта рана не дает мне покоя вот уже 65 лет».



Фанис Шарафутдинов,
г. Наб. Челны




Copyright © www.sarmanda.ru
Обратно на сайт