Память – это мы
Опубликовано 22 October 2009 08:56:00
Эти воспоминания, продолжающие тревожить душу даже по прошествии многих лет, воистину вечны. И открытый классный час, проведенный в 6 "А" классе Сармановской гимназии под руководством Гульгены Гильфановой, назывался "Память – это мы".

Он начался на сцене актового зала в старинной "татарской избе" с керосиновой лампой, самоваром, где прошла молодость наших бабушек и дедушек. (Древние экспонаты детям подарили Мадина и Рафис Сафины). А в одном из уголков – "сундук воспоминаний" бабушек. За-звучал голос Левитана – он объявил о начале Великой Отечественной войны. На экране возникли картины боевых сражений. А раскрытый "сундук воспоминаний" открыл дорогу воспоминаниям, бережно хранящимся в сердцах бабушек, пришедших на встречу со своими внуками – учащимися 6 “А” класса.

Амина Гильманова:
– Когда началась война, мне было всего шесть лет. Отправляясь на фронт, наши отцы, видимо, не желая ранить наши юные сердца, сказали: “Мы вернемся скоро”. Но... получилось иначе. На фронт ушел и родной (старший) брат отца. Потом – мой брат. Сельчане, провожающие на войну своих близких, шли за ними до самой окраины села. Глаза наших отцов, братьев были полны непередаваемой грусти и тоски.
И в этот тяжелый период я пошла в первый класс. В классе на тринадцать учеников была всего одна книга. Не было и карандашей. Чернила изготавливали из сажи. В деревне царили голод, нищета, а потом началась эпидемия тифа, массовые отравления зараженным плесенью зерном. Многие дети не могли ходить в школу. Люди семьями умирали от голода, нищеты и болезней. Из-за отсутствия дров, еды селяне начали объединяться и жить вместе семьями. В одной избе порой, бывало, жили по три семьи. А с фронта друг за другом приходили “похоронки”. Мы же по ночам вязали носки, сушили картофель для наших отцов и братьев, сражавшихся за свободу страны. А сами часто делили одну картофелину на несколько человек. К сожалению, война закончилась отнюдь не так скоро, как мы предполагали. Наш отец был неоднократно ранен и его раны болели у него всю оставшуюся жизнь.

Васима Зиятдинова:
– Своего отца я вообще не помню. Когда он уходил на фронт, я была грудным ребенком. В 1947 году заболела и умерла моя старшая сестра. Когда же я поступила в первый класс, мы с братом носили одежду поочереди. Кстати, многие дети не могли ходить в школу как раз из-за отсутствия одежды. Мама потеряла здоровье на тяжелой работе – ее парализовало. Поэтому я не смогла закончить школу, а пошла работать на ферму.

Зиля Рахимова:
– Я – дитя военной поры. Отец вернулся с фронта инвалидом. Но, несмотря на фронтовые раны, не жалея сил, трудился на благо людей. И, я считаю, что в нашей сегодняшней благополучной жизни есть и его заслуга. Учеба при свете керосиновой лампы, изготовление холста из льна и шитье одежды из него и т.д. – большей части нынешних молодых людей это даже трудно представить.

Васима Шаяхметова-Галимзянова:
– Когда началась война, отец работал в Карамалинской МТС. На фронт его взяли не сразу – перед ним поставили задачу обучения женщин управлять трактором. Но когда подготовил себе смену, отец отправился на фронт. Таким образом, я родилась когда уже шла война. Мать день и ночь была на работе. И у нее не было ни времени, ни возможности заботиться о нас. Поэтому порой уже заполночь она быстро прибегала к нам во двор и заглядывала в окно, чтобы посмотреть все ли в порядке, сразу убегала обратно. Во время жатвы, посадив меня на арбу, шла работать в поле. В те годы на нашу долю выпало немало испытаний. Отец вернулся в деревню только через 1,5 года после окончания войны. Фронтовые раны беспокоили его до последних дней жизни. После войны он прожил всего четырнадцать лет.

Рахиля Ситдикова:
– Война принесла нашей семье большие потери. На фронт были призваны отец и три его брата, а также четыре брата мамы. Я же родилась в 1943 году после того, как отец побывал дома в отпуске в связи с ранением. (В тот день, днем проработав в колхозе, мама копала картошку на нашем огороде). Тогда отпуск по уходу за ребенком не предоставлялся. И поэтому уже через неделю после родов мама опять вышла на работу в колхоз. Отец дошел до Чехословакии, но с фронта вернулся с тяжелым ранением. А три его брата и четыре брата мамы остались лежать на полях сражений. Очень трудно было и в послевоенные годы. Благодаря отцу мы могли содержать скот, птицу. Но полученные молоко, масло, яйца уходили в счет уплаты налога. Для того, чтобы нас одеть, родители ткали холсты, пряли нити. Дома мы их почти и не видели. Но с работы мы встречали их вымыв полы, сварив картошку. И хотя росли в нужде, стремились к знаниям. Уже в 17 лет я начала преподавать в школе, заочно окончила вуз. И эти годы детства и юности невозможно забыть.

С тех пор, как ушла из жизни бабушка Райнура Гульсина-апа, уже прошло немало лет. Но на память от нее остались фронтовые письма ее старшего брата Галимзяна. Гульгена Мизхатовна зачитала отрывки из этих писем. "Это письмо пишу прямо в пути. Так как будет ли время потом – неизвестно. Может быть, и жить мне осталось считанные дни. Поэтому пожелайте мне доброго здоровья так же, как я прошу для вас у Аллаха хорошей жизни! Мне кажется, что когда моя сестренка возьмет в руки учебник истории и начнет читать о реке Нева или о городе Ленинград, она скажет: "У меня есть брат. Он теперь у берегов Невы". Ну а если я погибну здесь в бою, скажет: "Теперь его уже нет в живых. Он погиб, защищая город Ленинград..." Этой ночью мы вступили в бой. Стрельба не прекращается. Через 10 дней будет уже три месяца как от вас нет писем. То есть вот уже три месяца я не знаю, как вы живете. А если это мое последнее письмо, то прощайте, дорогие.
С приветом и наилучшими пожеланиями, ваш сын Галимзян".
Это действительно было его последнее письмо.

Участники встречи почтили память погибших на полях сражений минутой молчания. "Вы – живые свидетели истории", – сказала о женщинах, вынесших на своих плечах все тяготы военного лихолетья, директор гимназии Лилия Газимова. "Мы родились когда гремели пушки, а значит, и мы видели войну", – писал один поэт. И он прав. Ведь эти женщины, родившиеся в годы войны, испытали все ее тяготы и лишения. А значит, они знают о ней не понаслышке и ее огненные дороги оставили в их сердцах глубокий, обжигающий след. И, думается, эта встреча, организованная классным руководителем Гульгеной Гильфановой и учащимися оставила в душе у ребят самые глубокие впечатления и явилась еще одной встречей с историей.

НА СНИМКЕ: участники встречи.

З. Шарипова




Copyright © www.sarmanda.ru
Обратно на сайт