Воздать должное и сберечь память
Опубликовано 07 May 2009 15:17:00
…1941 год. Война постучала в их двери в первые же дни: пятеро сыновей Биктимера – Валимухаммет, Шамсимухаммет, Кутдус, Зиннур, Мухамматша получили повестку на фронт одновременно. Трое из них сложили головы на поле битвы уже в первые месяцы войны. Затем настала очередь Гайсы. Через три месяца пребывания в «аду» Суслонгера, парня, в составе специального лыжного батальона, отправили на Ленинградский фронт.

60-ые годы. В Шарляраминском клубе тогда каждую неделю проходил или концерт, или спектакль: хозяевами сцены были или учителя, или участники художественной самодеятельности деревни. Ну а во время посевной и жатвы начинались выступления агитбригад. Кто же они – самодеятельные артисты, можно сказать, блиставшие в то время на сцене сельского клуба? Это были учителя Суфия Файзуллина, Лейла Ризатдинова, Ризван Шамсиев, Тагир Шарафутдинов, Галимзян Музаффаров, Гульсина Гарипова, Фатхельбаян, Гульшат, Ахнаф, Флера, Мусавир Гатауллины, монтер сельского радиоузла Махмут Сираев, тракторист Мударис Хазиев, зоотехник Гамбария Сафина, гармонист Рашит Хузин, Гумер Миннегалиев, Шакир Фаттахов, словом, всех и не перечислишь.

Затем наступало время сенокоса. И стар, и млад целыми днями пропадали на лугу. Ну а вечерами в клубе начинался концерт: песни сменяли игра на тальянке, на курае, выступления мастеров художественного слова. А потом на сцену поднимался юноша-танцор: он так четко, легко и убедительно изображал все движения, имитирующие косьбу, уборку покосов, скирдование и т.д., что зрителям начинало казаться, что они в жаркий летний день вдруг оказались на сенокосе, среди косарей, и они не переставали восхищаться его талантом.

Именно так состоялось мое первое знакомство с уроженцем деревни Курмашево – бывшим фронтовиком Гайсой Динмухаметовым. После этого он еще около двух десятков лет выступал на сценах деревень и села Сарманово, участвовал в олимпиадах, смотр-концертах, а его номер в округе получил название «Танец косаря».

Как же возникло это увлечение парня? История эта уходит своими корнями в суровые годы войны… В семье Биктимера-ага из деревни Курмашево Гайса родился восьмым ребенком. Мальчик рос очень подвижным и трудолюбивым. Ну а когда началась Великая Отечественная война, вслед за братьями настало время идти на фронт и ему…

Батальон часто совершал рейды во вражеский тыл. Гайсе – парню небольшого роста, очень подвижному, бесстрашному и решительному – из каждого сражения удавалось выходить живым и невредимым.

В один из дней наши солдаты вели жестокий бой с финнами. Над их головами непрерывно свистели пули, а от разрыва снарядов высоко в небо взмывали огромные столбы пыли и огня. И, казалось, небо слилось с землей. Командир полка, вызвав Гайсу, хриплым голосом сказал: – Вот что, солдат, у нас пропала связь со вторым батальоном. Найди этот батальон и вручи пакет!
– Есть! – ответил Гайса и… сразу же исчез, будто провалился сквозь землю. Передвигаясь ползком, он направился в сторону леса, где располагался батальон. При этом шквал огня не давал ему даже поднять голову. Смахнув с лица рукавом шинели пыль, Гайса направил взор в сторону леса – до него уже, можно сказать, было рукой подать, и пройдя этот отрезок пути, можно было бы укрыться среди столетних сосен. Но именно он оказался для парня самым трудным, потому что рядом не было ни кочки, ни кустика – лишь одна сплошная трава. Гайса начал ползти, еще больше прижавшись к земле и держа палец на курке автомата: от выстрелов его ствол буквально раскалился, а потом в диске кончились патроны. «Двум смертям не бывать, одной не миновать. Будь что будет!», – подумал он и вскочив на ноги, пригибаясь, побежал в сторону леса: пули, предназначенные ему, впивались в самое «сердце» необъятных сосен, но приказ командира был выполнен. И к полудню плацдарм был освобожден от финнов. Командир полка, подойдя к Гайсе, на испачканном пылью лице которого «светились» лишь белые зубы, и похлопав его по плечу, сказал: «Ты живой, сынок! Вот это настоящий орел! За проявленное мужество я представлю тебя к ордену Красной Звезды». (До этого грудь парня уже украшала медаль «За отвагу»).

В ходе атаки, шедшей в Луганском направлении, у Гайсы были ранены обе руки. После госпиталя он вновь был отправлен в действующую армию. Его фронтовой путь, пролегавший через город Выборг, Таллин, тяжелые бои в Польше и Германии, завершился в Чехословакии. В Параде Победы войск I Украинского фронта, состоявшемся 9 Мая в Праге, этот мужественный солдат участвовал в качестве знаменосца полка. Во время службы связным коменданта в столице Венгрии г.Будапеште встретился с К.Е.Ворошиловым. И именно во время службы в комендатуре Гайса и научился танцевать. Он вспоминает это так.

– Комендант часто отправлял меня на рынок за продуктами. А там, после окончания работы, торговцы, собравшись на расположенной рядом площадке, пели, танцевали, играли на различных инструментах – то есть, даже в такое тяжелое время они не забывали о своих традициях и обычаях. Как раз там я и увидел, как танцует юноша – мадьяр (венгр). К нему присоединился и я. Оказалось, что венгерская музыка и песни очень похожи на татарские. Именно там и "родился" «Танец косаря».
* * *
На родину Гайса Динмухамметов вернулся лишь в мае 1947 года: работал в колхозе «Якты күл», валил лес, работал на ферме, то есть работал, как говорится, "за себя и за того парня". Осенью 1950 года женился на уроженке деревни Сулюково Амине. В этой дружной, трудолюбивой семье выросли пятеро детей. Родителям не пришлось за них краснеть, так как все они хорошо учились, получили профессию, обзавелись семьями, то есть нашли свое достойное место в жизни: Зульфия – педагог, Халиса и Ляйсира – медсестры. Живут в городе Набережные Челны. Там же живет и их младшая сестра. Вот только жизнь их брата Газинура оказалась короткой – он трагически погиб в автокатастрофе.

Говорят, беда никогда не ходит одна. Вот и здесь вдобавок к полученному на фронте ранению правой ноги у Гайсы-ага произошел перелом шейки бедра левой ноги. Операция была неудачной. И фронтовик оказался прикованным к постели. Сегодня он живет вместе дочерью Зульфией, зятем Рашитом и внуком Алмазом, которые ухаживают за ним, как за маленьким ребенком. «Дай им бог здоровья!» – говорит фронтовик.
* * *
Глядя на 85-летнего, прикованного к постели Гайсу-ага, сердце сжимается от боли, на глаза наворачиваются слезы, и невольно задаешься вопросом: почему у ветерана, который в 18 лет ушел на фронт, чтобы защищать свою Родину, был тяжело ранен, а сегодня прикован к постели, до сих пор лишь II группа инвалидности? Думается, ветеран, когда-то танцевавший на улицах Будапешта, заслуживает большего внимания.
НА СНИМКЕ: Гайса Динмухамметов в 1943 г.



Р.Гимадиев


Copyright © www.sarmanda.ru
Обратно на сайт