Счастье выжить для себя и близких
Опубликовано 20 May 2009 16:26:00
В народе говорят, тот, кто не изведал горя, не поймет, что такое счастье. Зиннуру-абы за свою жизнь сполна довелось испытать и того, и другого.16 апреля 1945 года, три часа утра. С остановившегося поезда Москва-Уфа на Бугульминской железнодорожной станции сошли пятнадцать пассажиров, среди них – с солдатским мешком на левом плече – Зиннур. Расспрашивая у прохожих, он вышел на дорогу, ведущую в Сарманово. Был теплый, солнечный день. На дороге не было никого – ни встречных, ни попутчиков. И парень шагал и шагал, погрузившись в свои мысли…

У простого деревенского парня была большая мечта: выучиться на летчика и «бороздить» просторы неба. После окончания Мурбашевской школы-семилетки они с другом подали заявление в Казанский летный техникум и, получив ответ с приглашением на экзамены, тут же отправились в Казань. Но, провалив экзамен по русскому языку, были вынуждены вернуться обратно. И, даже взяв билет на пароход, по пути домой парень все еще переживал, ему было стыдно возвращаться домой, и он сошел с парохода в городе Елабуга, где поступил на библиотечное отделение техникума культуры.

В 1940 году, после окончания им II курса, техникум закрыли. Шла финская война, и окончивших III-й курс юношей забирали в армию. У Зиннура на руках был документ, дающей ему право преподавания в начальных классах, он отправился в Магнитогорск к сестре своей матери – Фатиме. Благодаря его справке об учебе в техникуме, его без экзаменов приняли на курсы по подготовке машинистов паровоза. Одновременно с учебой учащиеся проходили и практику. Зиннур увлекался спортом. Особенно любил лыжный спорт, участвовал во всех лыжных соревнованиях и добивался высоких результатов. После окончания учебы два года работал помощником машиниста.

В марте 1944 года их на паровозе отправили на фронт – ремонтировать железную дорогу. Фашисты то и дело атаковали их с неба. После двух месяцев работы они попали под мощную бомбардировку: Зиннур уцелел, но получил контузию. Подлечившись в госпитале той части, солдаты которой его обнаружили, он принял присягу и отправился на фронт. Первое боевое крещение получил в Витебской области Белоруссии. Участвовал в освобождении Белоруссии, затем – Литвы. В конце июля, пройдя границу СССР, вошли в Польшу.

…Ночью 2 августа группа, состоящая из 11 человек, как обычно, ушла в разведку. Как только перешли реку вброд, фашисты встретили их пулеметным огнем. Непрерывная перестрелка продолжалась довольно долго и в какой-то момент установилась тишина. Младший лейтенант (Зиннур-абы не помнит его имени), видя, что он живой (а остальные погибли), приказал Зиннуру подорвать пулеметчика гранатой в то время, как он сам будет отвлекать пулеметчика стрельбой из автомата. Зиннур подполз ближе и, приподнявшись, бросил гранату. Но до того, как граната достигла своей цели, пули буквально изрешетили его правое предплечье…

Младший лейтенант отнес его к речке и взял у него сведения для представления к награде.
Наши войска перешли реку только к утру. А до этого истекающий на берегу реки кровью солдат дал себе слово, что если останется жив, то никогда больше не покинет свою мать и в жизни не поднимет руки ни на что живое. В санчасти доктор, приступая к операции, сказал, что если этого парня удастся спасти, то только здесь и сейчас…

– Я не слишком переживал оттого, что потерял руку, – говорит Зиннур-абы. – Потому что рядом гибло огромное количество людей. А я все-таки был жив.
…В солдатском мешке – открытая консервная банка. Дойдя до деревни Новое Каширово, Зиннур доел ее содержимое, попил воды из речки. К вечеру, дойдя до деревни Яхшибаево, заночевал в доме на окраине. Хозяйка дома накормила его картошкой и напоила чаем, а утром перед дорогой – молоком. 17 апреля Зиннур через деревню Бикасаз дошел до своей родной деревни Мурбашево. Его возвращение для его матери Таифы-апа и родных стало огромной радостью. Отец Зиннура Газдал-абы в то время валил лес в Суслонгере.

– Даже без одной руки я был большой опорой своей матери, – говорит Зиннур-абы. – Мне выдали пенсию за два месяца, и мы заплатили налог. А до моего возвращения из-за отсутствия денег, маму вынуждали заплатить налог либо коровой, либо картошкой из погреба. Потом, «пожалев» детей, корову решили не трогать. Мама посадила 3-летнего Мансура и 5-летнюю Асию на крышку погреба, а Хамдию и Фатиму поставила рядом. На плач матери собрались соседи. Пришел домой и 15-летний Махмут. Мама попросила Фатиму вынести написанное мной письмо и начала читать его вслух. В письме была и такая строка: «Большой привет и всем тем, кто услышит эти строки». Махмут сказал: «Видите, Зиннур-абы знал, что вы придете, и передал привет и вам. Вот вернется брат, ему дадут пенсию и мы заплатим все налоги». Погреб тогда открывать не стали. Мама вздохнула с облегчением, потому что в погребе было припрятано ведро каленого ячменя, насыпанного в лоток для муки.

Зиннур-абы Газдалов, несмотря на свою инвалидность, не считал себя обделенным или униженным: создал семью, растил детей. Всю жизнь держал скотину, разводил пчел. Сам, здоровой рукой, изготавливал улья. Много лет работал в райсоюзе. На пенсию вышел из строительно-монтажной организации, где 12 лет проработал плановиком. Зарабатывал на жизнь честным трудом, не пил, не курил, не терпел воровства. Два с половиной года назад похоронил жену – Анису-апа, с которой прожил 52 года. А до этого потерял сына...

Каждый год накануне Дня Победы ветеран снова и снова вспоминает как он, истекая кровью на берегу реки, чудом остался жив, как весной 45-го возвращался домой пешком от самой Бугульмы. Не забывая о тех, кто остался лежать на полях сражений, живет и за них, стараясь каждый день своей жизни провести с пользой для окружающих.



Э.Габдрахимова


Copyright © www.sarmanda.ru
Обратно на сайт